ИНТЕРВЬЮ С ЗАСЛУЖЕННЫМ ТРЕНЕРОМ УКРАИНЫ ПО МНОГОБОРЬЮ ТЕЛОХРАНИТЕЛЕЙ АНАТОЛИЕМ ВИКТОРОВИЧЕМ ПАВЛОВЫМ

Автор: | 20.08.2020

ЧАСТЬ 1. Как будет проходить чемпионат бодигардов-2020, зачем был создан Институт управления государственной охраны Украины и почему легальное оружие не защитит его владельцев. Рассказывает заслуженный тренер Украины по многоборью телохранителей Анатолий Викторович Павлов.

А. В. Павлов судит вид многоборья телохранителей «Техника и тактика защиты VIP во время пешего сопровождения», чемпионат мира.

АНАТОЛИЙ ВИКТОРОВИЧ, БОЛЬШУЮ ЧАСТЬ СВОЕЙ ЖИЗНИ ВЫ — ТРЕНЕР СЛУЖЕБНО-ПРИКЛАДНЫХ ВИДОВ СПОРТА. ЧТО ЭТО ЗА ВИДЫ? И КАКОЕ МЕСТО СРЕДИ НИХ ЗАНИМАЕТ МНОГОБОРЬЕ ТЕЛОХРАНИТЕЛЕЙ?Это те направления спорта, которые непосредственно связанны с выполнением военнослужащими, работниками правоохранительных органов, спасательных и других специальных служб своих должностных обязанностей. В свое время я начинал с рукопашного боя в центрах для подготовки сотрудников КГБ, созданных в 1979 году по указанию Юрия Андропова. Потом помогал внедрять рукопашный бой в систему МВД – еще до того, как это боевое искусство признали служебно-прикладным видом спорта правоохранительных органов. Был начальником Республиканского центра специальной подготовки – небольшого конгломерата стрельбы и рукопашного боя.

С многоборьем телохранителей я впервые столкнулся в 2000-х годах и с того же времени буквально влюблен в этот спорт. Во-первых, по призванию я тренер. Во-вторых, на момент моего знакомства с этим направлением у меня уже был приличный опыт работы в личной охране. А в-третьих, многоборье интересно еще и тем, что это самый прикладной спорт бодигардов, в котором участники состязаются в своих ежедневных профессиональных навыках.

А. В. Павлов вместе с А. П. Чередником во время XVI чемпионата Украины по многоборью телохранителей, Днепр, 2012 г.

ВЫ УПОМЯНУЛИ, ЧТО РАБОТАЛИ ТЕЛОХРАНИТЕЛЕМ. КАКОЙ ЭТО БЫЛ ОПЫТ?

В 1994 году государство было очень бедным – сумасшедшая инфляция, зарплаты по 20 долларов… У меня родился первенец, я взял отпуск, получил материальную помощь, но за две недели денег не стало. Потому что все было на столько дорогим, что жить даже на зарплату начальника (казалось бы) Республиканского центра спецподготовки было просто невозможно. Тогда я уволился из системы и с 1994 по 2001 гг. проработал в личной охране президента одной крупной компании.

ПОЧЕМУ УШЛИ И ЧТО БЫЛО ПОТОМ?

Охраняемое лицо уехало заграницу развивать свой бизнес. Мне предложили отправиться с ним, но на тот момент я уже горел тренерской темой. Так я пришел в управление государственной охраны. Тогда оно называлось «девятка» — потому, что это была 9-я служба в КГБ Украины. Многие руководители и ветераны управления меня прекрасно помнили. Например, я обучал рукопашному бою начальника охраны Леонида Кучмы – Валерия Ляшко. В 80-х годах на татами центра состоялось наше знакомство и с Леонидом Кучерявым. Вот я и обратился к нему, уже как к начальнику учебного центра УГО, и предложил свою кандидатуру.

А. В. Павлов вместе с первой командой негосударственной структуры, Ялта, 2006 г.

ЭТО БЫЛ ИМЕННО ТОТ УЧЕБНЫЙ ЦЕНТР, ИЗ КОТОРОГО СВОЕ НАЧАЛО ВЗЯЛ ПРОФИЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ?

Точно. Сначала был отдел профподготовки, который позже трансформировался в центр, а центр – в институт. Потому что тогда, в уже независимой Украине, все силовые структуры имели свои учебные заведения, а единственные, у кого не было подразделения по обучению, – это управление госохраны. А ведь нужно было готовить свои кадры. С этой целью и был создан Институт управления государственной охраны Украины на базе Киевского национального института имени Т. Шевченко.

И ВЫ ПРОДОЛЖИЛИ ТРЕНЕРСКУЮ РАБОТУ УЖЕ В ИНСТИТУТЕ?

Некоторое время я пробыл заведующим кафедры спецподготовки Института УГО. Но понимаете, в «телохранительской» теме тяжело не уйти в практику. Ведь классные тренеры, инструкторы, преподаватели – они, как правило, по умолчанию высококлассные специалисты-практики. И они часто получают предложения по охране экс-высокопоставленных лиц. Так, после отставки по выслуге лет я возглавил частную охрану одного министра. Хотя и тренерская тема оставалась интересной для меня. Потому что физзащита, вождение, стрельба – все динамичное, разноплановое и всеохватывающее. Да и с молодёжью работать интересно и важно. Нужно ведь передавать свой опыт, знания, умения – все то, что ты накопил. Соревнования по многоборью – наиболее подходят для этой цели.

А. В. Павлов на XXI чемпионате Украины, Винница, 2018 г.

БЫТУЕТ МНЕНИЕ, ЧТО УПРАЖНЕНИЯ СОРЕВНОВАНИЙ ДАЛЕКИ ОТ ТЕХНИКИ ВЫПОЛНЕНИЯ В РЕАЛЬНЫХ, РАБОЧИХ УСЛОВИЯХ. ТАК ЛИ ЭТО?

Соревнования – это верхушка айсберга. Многие команды частных структур приглашают меня подготовить ребят к соревнованиям и в то же время – обучить реальным рабочим приёмам. Дело в том, что во время тренировок мы отрабатываем гораздо больше, чем необходимо для соревнований – включая те моменты, которые встречаются в жизни. Поэтому очень часто, на ряду с тренерскими знаниями, я применяю опыт работы в группах личной охраны частных структур. К тому же длительное время я наблюдал, как работает охрана государственная. Могу сравнивать, подсказывать, максимально эффективно использовать имеющиеся ресурсы, зависимо от того, готовлю частную команду или же госструктуры. Ведь государственная охрана и частная – существенно отличаются.

В НАСТОЯЩИЙ МОМЕНТ ЧЕМ ЗАНИМАЕТЕСЬ?

Сейчас тренирую команды УГО для участия во внутриведомственном турнире по многоборью телохранителей.

Из-за карантина чемпионат мира, который должен был состоятся в мае, перенесли на сентябрь. Но мы уже понимаем, что, скорее всего, не сможем участвовать, поскольку международное сообщение Украины сейчас очень ограничено. Но все же надеемся провести чемпионат Украины в Черкассах. Есть два сценария развития событий. Первый – если карантин ослабят, то соревнования состоятся, как всегда, на улице, с парадом, при участии зрителей. Если ограничения не снимут, то организуем без торжественной части и зрителей на базе учебного центра пограничных войск. Чтобы держать спортсменов в тонусе, УГО решило провести внутренние соревнования в конце августа. Это будет чемпионат госохраны среди телохранителей. Он немножко урезан из-за ограниченных технических возможностей. Из видов убрали те, которые требуют спецсредств и больших открытых территорий: это стрельба из автомобиля и вождение. Будет 5-6 команд. Лучшие поедут на чемпионат Украины.

ОРУЖИЮ СРЕДИ СНАРЯЖЕНИЯ ГРУПП ЛИЧНОЙ ОХРАНЫ ОТВОДИТСЯ КЛЮЧЕВОЕ МЕСТО. И СТРЕЛЬБА КАК ВИД МНОГОБРЬЯ ТЕЛОХРАНИТЕЛЕЙ ВКЛЮЧАЕТ ЦЕЛЫХ ТРИ ПОДВИДА И ЗАНИМАЕТ ЦЕЛЫЙ СОРЕВНОВАТЕЛЬНЫЙ ДЕНЬ. УЧИТЫВАЯ ТО, ЧТО СЕЙЧАС ПРОИСХОДИТ ВОКРУГ ВОПРОСА ЛЕГАЛИЗАЦИИ ОРУЖИЯ В СТРАНЕ, КАКОВО ВАШЕ МНЕНИЕ: ОРУЖИЮ ДЛЯ ГРАЖДАНСКИХ ЛИЦ БЫТЬ ИЛИ ИМ ДОЛЖНЫ ОБЛАДАТЬ ТОЛЬКО ОПРЕДЕЛЕННЫЕ КАТЕГОРИИ ГРАЖДАН?

Я противник свободного владения оружием. Потому что наше общество к этому не готово. Причина не только в уровне преступности, но и в тотальной безнаказанности. Сегодня улица диктует образ жизни. Не закон, а улица.

Принцип оружия ведь какой? Без дела не доставай, а коль достал – то применяй. Поясню. Если ты собираешься использовать оружие, или даже достал его из кобуры, то ты должен им воспользоваться. Если ты не хочешь его применить, то ты его и в руки брать не будешь. У законопослушных людей нет цели попугать, покрасоваться или кичиться. Они осознают ответственность и взвесят: применять или не применять оружие. Но в аналогичной ситуации преступный мир размышлять не будет и очень быстро воспользуется оружием.

Есть еще одна причина, по которой следует сдерживать свободное владение оружием – психологическая. Ведь убийство оставляет неизгладимый след. У большинства людей после этого наступает шок. К примеру, в СБУ есть подразделение «Альфа» – управление «А» по антитеррору и судопроизводству. Они тренируются, стреляют, участвуют в определенных операциях. Но до 2014 года я знал единицы «альфовцев», которые применяли оружие и убивали. Коллеги, побывавшие в Афганистане, говорят, что первый убитый на твоих глазах приводит в шок. Так что применение оружия — очень сложный вопрос.

Что касается охранных структур, то здесь все наоборот: оружие должно быть. И не важно какое: боевое, травматическое. Как раз из-за криминогенной обстановки. Тем более, что в личных охранах применение оружия – это последний этап, когда ничего больше нельзя сделать. Но знание и понимание того, что охрана вооружена, уже сдерживает нападающих. Ведь и сами преступники используют против охраны и охраняемого вполне боевое оружие – речь о тех 5-8 млн неучтенного оружия, которое гуляет по стране с начала боевых действий на востоке. И для того, чтобы его потихонечку изъять, по примеру Югославии, потребуется от 8 до 10 лет. А за это время всякое может случиться…

Продолжение следует…