АНАТОЛИЙ ПАВЛОВ: ЧАСТНАЯ И ГОСУДАРСТВЕННАЯ ОХРАНЫ – ДВЕ БОЛЬШИЕ РАЗНИЦЫ

Автор: | 31.08.2020

Заслуженный тренер Украины по многоборью телохранителей Анатолий Викторович Павлов более 40 лет в профессии, 10 из которых проработал непосредственно телохранителем, оставшиеся — посвятил тренировкам охраны первых лиц государства. О том, как бизнесменам удается заполучить «президентскую» охрану и за что частной «личке» платят больше, рассказывает во второй части интервью. 

Частная охрана: больше умений, больше объем работы

Сравнивать службу, скажем, в УГО с работой в гражданской охране совсем некорректно с точки зрения материальной и кадровой базы. Понятно, что обеспечение госохраны гораздо больше и лучше. Например, если выезжает охраняемое лицо (рассмотрим не Президента, а человека, которому по закону положена государственная охрана), то ему предоставляется целая структура – такой мини-вариант той махины, которая существует в управлении госохраны. В зависимости от мероприятия, его важности, количества людей, личная охрана может быть усилена выездной – людьми, которые берут под охрану объект, где находится охраняемый. Так, помимо 3-4 человек, работающих непосредственно с охраняемым, при необходимости может привлекаться до полутора десятков бойцов. А в частных структурах «личка» – это 2-3, максимум 4 человека, которые выполняют и передовую, и выездную, и сопровождение. Им гораздо сложнее. Ведь работать по всем фронтам приходится вдвоем, а бывает, что и в одиночку: водитель, ты и охраняемое лицо. Это сложнее. Гораздо сложнее.

Государственная охрана: на их стороне закон

Большая проблема сейчас в том, что в Украине нет закона о личных охранах. Во многих странах охранник, детектив или другой сотрудник частной структуры сферы безопасности имеет свои права, обязанности, может получать лицензии, использовать для рабочих целей оружие. А у нас получается, что профессия есть, а законных полномочий у групп личной охраны частных структур нет.

К примеру, рассмотрим очень частый случай: сотруднику охраны необходимо проверить помещения перед тем, как туда зайдет охраняемый. Согласно закона сотрудники государственной охраны, если посчитают нужным, могут зайти в любое помещение и, в случае нахождение в нем людей, дать указание покинуть объект, а сам объект опечатать; личные охраны частных структур этого сделать не могут. В рамках законных своих полномочий мы можем не допустить, оградить. Частные охранные группы должны постоянно лавировать между «не допустить происшествия, которое есть угрозой для охраняемого» и «не превысить полномочия». Нужно уметь уходить от конфликтов. Когда я работал в «личке», был случай – вышли, паркуемся, подошел парковщик и стал требовать мзду за парковку в центре города. Понятно, что это не официальный служащий и он не имеет права брать плату. Поэтому охраняемый человек захотел установить справедливость. Мы конфликт погасили, парковку тихонько оплатили. Потому что знаем: репутационные потери охраняемого могут быть в разы больше в случае, если кто-то сделает фото или видео, поднимет информационную волну в медиа.  

Частники: сами выбирают с кем работать

Вопрос культуры охраняемого – краеугольный камень, на котором базируется отношения охраны к своим обязанностям. Если человек нормальный и ведет себя достойно с телохранителями, то он может рассчитывать на то, что в нужный момент они его спасут, закроют своим телом.  Если же он ведет себя как хам, то в какой-то ответственный момент охрана рядом с ним просто отвернется и на этом все закончится. И если в частной охране ты, по большому счету, сам решаем, с кем работать, а с кем – нет, то в госохране твое руководство распоряжается, кого ты будешь охранять. Поэтому многие увольняются со службы, не выдерживают психологически.

Женщин-телохранителей чаще встретишь в УГО

На Западе в «личке» хорошо задействованы как мужчины, так и женщины. Последние часто выполняют роль пресс-секретарей и переводчиц. Женщина, если находится рядом с охраняемым, не вызывает такой опаски, как телохранитель-мужчина. Обычно она идет в составе мужского наряда и используется для наблюдения со стороны. В Украине широко использовать женские наряды начал Заневский. Но по сей день они воспринимаются как нечто экзотическое. А исключительно женские наряды я встречал только в УГО – это те бодигарды, которые участвуют в соревнованиях по многоборью телохранителей. На практике же они чаще работают в составе смешанных групп: в качестве наблюдателя или для получения доступа в те помещения, куда не могут зайти мужчины. Если мы говорим про частную «личку», то тут женщин часто берут для работы в семье: сопровождать ребенка или супругу охраняемого. Но даже для этих целей бывает тяжело найти подходящего человека. И дело не в физических показателях или зарплате. Большинству телохранителей-женщин тяжело долгое время оставаться одной на льдине в мужской профессии, поэтому они все чаще стремятся трудоустроится в госструктуры.

Про приемчики «из системы»

Телохранители пользуются многими инструментами и выражениями, которые в их работу принести «люди из системы». К таким, скажем, относится сравнительная таблица. Каждое слово обозначает определенную цифру. Например, чтобы не называть имен охраняемых, говорят цифрами согласно утвержденной иерархии. Виды действий тоже кодируют: «выход», «приезд», «отъезд» — все это называют цифрами 1,2,3,4,5….

В группе охраны часто используют так называемые позывные. Каждый сотрудник имеет свой номер. Поэтому, если ты знаешь свое подразделение, ты знаешь с кем разговариваешь. Это и есть сравнительная таблица.

Еще одна, порой вынужденная, мера – скремблирование. В личных охранах распространено использование радиостанций – это обычно портативные 5-ти ваттные приборы, которые ловят до километра. Чтобы пользоваться частотой, ее нужно арендовать в профильном комитете Кабмина, а это — та еще волокита. Поэтому в частных охранах, особенно если рациями пользуются при передвижении, многие просто пренебрегают покупкой частот, а вместо этого используют скремблер. Это маленькая плата, которая ставится внутрь станции. Она трансформирует речь в непонятный набор звуков, но на другой стороне обратно переводит в нормальный язык, и ты слышишь, что тебе передают.

Проблема выбора клиента

На самом деле выбор не такой уж и большой. Сегодня нельзя нанять государственную охрану: они не имеют права работать. Поэтому «личка» – это либо группы полиции охраны, либо частные компании. Есть такие клиенты, которые хотят профессиональную охрану, такую, какая была у президентов, или такую, с которой они работали, занимая государственный пост. Тогда есть возможность собрать группу из бывших «угошников» (на пенсию телохранители, работающие на государство, уходят довольно рано).

Если говорить про полицию охраны, здесь все работает по такому принципу: клиент заключает договор с этой структурой, платит туда деньги и уже полиция охраны ставит группу. Что здесь выигрывает клиент? Официально оформленные отношения, укомплектованная группа с боевым оружием и возможность получить подкрепление. Но все эти преференции госохраны перед частной достаточно сомнительны. Потому что жизнь клиента зависит не от структуры, а от приставленных к нему охранников и от их мотивации. А мотивация, как правило, – оплата труда. А если разобраться, то за группу полиции охраны клиенту придётся выложить сумму в разы большую, чем за наем личной коммерческой охраны. Но непосредственно сотрудник полиции охраны получит зарплату меньшую, чем работающий на себя телохранитель. Поскольку в частной охране деньги платятся напрямую, то человек имеет большую мотивацию к работе, больше отдается делу.  Однажды наш выезд предполагал встречу с лицом, охраняемым ГСО. Я мог наблюдать, как в одной и той же ситуации работаем мы и они. Во время ужина двух охраняемых на открытой террасе ресторана, мы стояли по своим позициям, а «гсошники» посмотрели, что охраняемый сидит в заведении, и пошли в машину. Поэтому бизнесмен, который реально заботиться о своей безопасности, всегда хочет взять охрану высококвалифицированную – очень часто «из системы», но платить ей напрямую, тем самым имея право предъявлять высокие требования.